«Для менеджеров, предпринимателей и инвесторов в медицине»

04.05.2018

1510

27 марта и.о. министра здравоохранения Алексей Цой подписал приказ №127 «Об утверждении минимальных требований к медицинским информационным системам» (далее – Требования). Их введение логично, так как предыдущие требования были довольно общими, а новые направлены на то, чтобы в будущем электронные паспорта здоровья включали всю информацию о взаимодействии пациента с медучреждениями. Однако из-за того, каким образом они были разработаны, Требования получились несоответствующими реалиям и грозят огромными издержками для отрасли и общества в целом.
Требования к МИС-ам образца марта 2018 года условно состоят из двух составляющих. С одной стороны, они описывают рекомендации по функционалу для выбора информационных систем медорганизациями. С другой,  они указывают на интеграцию с «Платформой информатизации и интероперабельности электронного здравоохранения», которая будет внедрена только в будущем, а даты ее сдачи в эксплуатацию уже несколько раз смещались.

Проблемы с внедрением Требований начались с письма директора департамента цифровизации здравоохранения МЗ Б. Есенбаева областным управлениям, где предписано «обеспечить соответствие внедряемых в организациях здравоохранения МИС минимальным функциональным требованиям к МИС» сроком до 1 августа 2018 года. Таким образом, минимальные требования из рекомендательных стали обязательными – с присущими госслужбе короткими сроками  внесения изменений.
Узнав о новых Требованиях, участники рынка начали изучать их содержание,  и у них возникли новые вопросы. Так, Требования являются едиными для всех медучреждений без учета специфики. Однако то, что логично и необходимо для функционала МИС в стационаре, совершенно не подходит для поликлиники или стоматологии. В этой связи  исполнительный директор ТОО «Жаркын болашак KZ» Ольга Сердюк отмечает, что модуль «Оперблок», как правило, не используется в поликлиниках, а модуль «Регистратура» – в стационарах.
Почему это важно? Дело в том, что установка / активация дополнительных модулей означает увеличение их стоимости для медучреждений, а в масштабах отрасли речь идет о сотнях миллионов и даже миллиардов тенге дополнительных и при этом необязательных расходов из бюджета на здравоохранение, который и без этого испытывает дефицит финансирования. К тому же для экономики в целом добавляются еще и бессмысленные инвестиции поставщиков МИС-ов, которым придется «дописывать» необходимые модули, чтобы соответствовать требованиям министерства.
Также странной представляется логика приоритетов различных модулей МИС-ов. Например, как отметил руководитель ИП «ProfIT» Антон Юсичев, обязательным требованием прописано наличие «Пищеблока», ему посвящено 15 пунктов, тогда как на всю работу в реанимации отведено лишь 2 пункта по 1 документу (карта реанимационного наблюдения). Еще эксперты отмечают, что во многих казахстанских медучреждениях пищеблоки (столовые) отданы в аутсорсинг, под управление других компаний, специализирующихся на общественном питании. И зачем тогда в МИС данный модуль («Пищеблок»)?
Кроме того, отмечает г-н Юсичев, модуль «Аптека» обозначен как «желательный, но необязательный» функционал, тогда как в таблице 1 пункта 12 Требований указано, что интеграция бухгалтерии и МИС обязательна. Но как при интеграции с бухгалтерией возможно исключить аптечный учет?
Ведь именно проблемы с лекарственным обеспечением как на уровне закупок, так и на этапе передачи их пациентам  являются причиной громких разбирательств и уголовных дел в здравоохранении. Значительная величина сумм, расходуемых на лекарственное обеспечение, естественно вызывает повышенное внимание общественности и контролирующих органов. Соответственно, важно, чтобы МИС-ы максимально прозрачно отражали движение лекарств в медучреждениях, не создавая поводов для лишних проверок.
Также много нареканий к учету бумажных версий медицинских карт пациентов, что в условиях перехода на «безбумажные больницы» представляется довольно спорным. Или, например, пункт 228 Требований «Анализ и отображения дефектов ведения медицинской документации». Требование есть, а критерии и методологии анализа дефектов нигде не приведены. В результате  получается, что каждый поставщик будет придумывать собственные правила и критерии анализа дефектов. Очевидно, что это несет в себе будущие проблемы.
Как отмечает г-жа Сердюк, на сегодня ни одна МИС полностью не соответствует данным требованиям, а медорганизации не имеют дополнительных финансовых средств, чтобы отказаться от одной информационной системы и срочно внедрить другую. К тому же, по словам генерального директора ТОО «InfoCart» Сергея Яндульского, «…при сильном ускорении всегда есть риски формализации, соблазн начать выдавать желаемое за действительное...».
К сожалению, опыт внедрения информационных технологий в отечественное здравоохранение, насчитывающий в нашей стране уже не один десяток лет, таких случаев позволяет привести достаточно много.  

  Почему так получилось?
Причина лежит на поверхности. Никакого обсуждения Требований с игроками рынка не проводилось. Как отметил в своем ответе г-н Есенбаев, новые Требования были разработаны «в целях исключения предложений, способствующих сужению круга поставщиков МИС». С учетом качества представленных Требований и созданной инфраструктуры обсуждения (защита от ошибок) данная логика кажется достаточно странной. Как отметил Сергей Яндульский, Требования логично обсуждать «хотя бы с утвержденными в каждой области составами групп по цифровизации и обязательно с членами профильного экспертного совета министерства, а иначе для чего он создавался?»
С другой стороны, ряд компаний говорит о том, что эти Требования во многом прописаны под конкретных игроков рынка. В итоге, по мнению руководителя проектов «Zhetysu BG» Эльмиры Оспановой, на рынке складывается недобросовестная конкуренция.

    Что делать?
По мнению опрошенных нами производителей МИС, необходима совместная работа участников рынка и его регуляторов по нескольким направлениям.
Прежде всего, необходимо провести совместное обсуждение новых Требований, итогом которого станет их серьезная доработка, с четкой фиксацией их рекомендательного характера на всех уровнях. В случае, если Требования из рекомендательных трансформируются в обязательные, необходимо установить для их исполнения разумный срок, который позволит большинству, а не отдельным участникам рынка привести свои продукты в соответствие с ними.
Другим аспектом выступают вопросы ответственности госслужащих за принимаемые ими решения. В преамбуле к Требованиям сказано, что их цель развитие конкуренции на рынке МИС. Необходимо, чтобы госслужащие отвечали за то, чтобы на практике документы соответствовали целям их принятия, а не противоречили им.
 В частности, по мнению президента АО «Human Development Group» Аскара Бекбаева, данный случай необходимо изучить с трех сторон.
  Прежде всего, логично чтобы министерство четко определилось, есть ли противоречия в издаваемых им актах, соблюдена ли их иерархия? Правомочен ли Департамент цифровизации министерства придавать рекомендациям, утвержденным приказом заместителя министра обязательный характер? Во избежание подобных правовых коллизий необходимо организовать обязательное обсуждение подобных документов на экспертных советах и с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен». 
 Вторым аспектом выступает проработка данного случая с НПП на предмет ответственности чиновников за вмешательство в бизнес. Нужно понимать, что противоречия в правовом регулировании, несоответствия декларативных целей принятия документов и последствий их реализации должны иметь последствия не только для рынка, но и для тех, кто создал подобную ситуацию. Необходимо, чтобы госслужащие четко понимали свою ответственность за неправомерные действия, вплоть до уголовной.
 И наконец, складывающуюся ситуацию на рынке МИС-ов должен внимательно изучить Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Министерства национальной экономики с целью недопущения монополизации рынка. Ведь, как не раз показывал международный опыт, монополия всегда ведет к стагнации рынка, что проявляется в снижении качества услуг, замедлении инвестиционных процессов, уходу с рынка игроков.
В целом, очевидно, что привлечение частных игроков к цифровизации отрасли позволило практически решить эту задачу, но теперь требуется и соблюдение цивилизованных правил игры всеми сторонами.


Оценить:

  • Актуальность
  • Глубина

Похожие статьи

1. «Агентская проблема» или корпоративное управление
2. Турецкий прорыв
3. Турецкая карта медицинских реформ
4. Взгляд с двух сторон
5. Больницу на фондовую биржу: кто быстрее?


Комментарии

0 пользователей оставили 0 комментариев