«Для менеджеров, предпринимателей и инвесторов в медицине»

04.07.2019

2200

Текущая ситуация с использованием медтехники актуализирует вопрос изменения текущей политики и практик Минздрава РК. Несмотря на наличие специализированных подразделений в МЗ РК и целого ряда «дочек», призванных заниматься вопросами медтехники, – АО «КазМедТех», ТОО «СК-Фармация», РГП на ПХВ «Национальный центр экспертизы лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники» и т.д – политику Минздрава в этом направлении можно считать полной вопросов и провалов.
 
 «Мутный» рынок
Анализируя стратегию Минздрава Казахстана относительно медоборудования, можно условно выделить четыре ключевых элемента:
  • централизованное финансирование;
  • централизованная экспертиза;
  • онлайн база для контроля за работой медоборудования;
  • Правила по сервису медоборудования.
Рассматривая ситуацию по каждому элементу, можно отметить, что ситуация по каждому пункту вызывает вопросы.
1. Одним из важнейших факторов реформирования рынка выступала централизация государственного финансирования закупок медтехники – через АО «КазМедТех» (далее КМТ). Как мы отмечали ранее, данный проект практически провалился[1]. Например, мультипликатор госсредств не только не позитивный и даже не нулевой, он отрицательный, и за период 2014-2017 гг. ситуация еще более ухудшилась: с -17% до -45%. А себестоимость организации лизингового кредита составляла 250% от суммы кредита! Минздрав попытался улучшить ситуацию, передав КМТ под управление частному инвестору, но ситуация продолжала ухудшаться. В частности, за 2018 год и первый квартал 2019 года КМТ вообще прекратил финансирование лизинговых заявок, хотя на депозитах и в ценных бумагах у них размещено несколько миллиардов тенге! Кроме того, за 2018 год медорганизации заключили договоры лизинга с прочими лизинговыми компаниями на 1,4 млрд тг, увеличившись к 2017 году на 3,6%[2].
Однако, несмотря на провал КМТ как централизованного оператора закупок медтехники госсектором, сейчас в этом направлении движется ТОО «СК-Фармация» (далее СКФ). В частности, согласно стратегии развития основной миссией СКФ обозначено «бесперебойное и своевременное обеспечение» в том числе и медтехникой[3].
2. Введение требований по обязательной экспертизе оптимальных технических характеристик (далее ОТХ) и клинико-технического обоснования (далее КТО) медтехники подтверждается Приказом МЗиСР РК от 29.05.2015 года №428 «Об утверждении Методики осуществления экспертной оценки оптимальных технических характеристик и клинико-технического обоснования медицинской техники». При этом Методика предполагает, что проще всего это сделать КМТ, однако ОТХ за 2017 год выполнена КМТ по оборудованию стоимостью в 7,4 млрд тг, а КТО медтехники на 0 тг. При этом объем закупок медтехники госсектором за 2017 год, согласно нашему исследованию, составил 17,2 млрд тг, т.е. оценка выполнена лишь на 43% по ОТХ, а по КТО – 0%.
За 2018 год КМТ произвел ОТХ медтехники по оборудованию стоимостью в 15,1 млрд тг. К сожалению, у МЗ РК, несмотря на наличие целого ряда собственных департаментов и других подразделений, также «дочерних» компаний – КМТ, ТОО «СК-Фармация» (далее СКФ), РГП на ПХВ «Национальный центр экспертизы лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники» (далее НЦЭЛСИММТ), РЦРЗ и т.д., нет данных по объему закупок медтехники госмедучреждениями, сводному количеству проведенных экспертиз и т.д. Отсюда, надо полагать, и столь низкое качество принимаемых решений.
3. Третьим элементом стратегии, в соответствии с госпрограммой «Денсаулық», предусмотрено создание Национальной базы медицинской техники (далее – НБМТ) для контроля за его использованием и рациональностью покупок. В прошлом году Минздрав заявлял, что завершение её создания планируется в III квартале 2018 года. Однако этого не случилось. Как сообщает директор Департамента инвестиционной политики А Кинаятов, «на сегодняшний день совместно с компанией ТОО «Сименс Здравоохранение» на базе Первой городской больницы г. Нур-Султан проведен пилот по проверке возможности удаленной передачи данных с оборудования МРТ». В итоге, запуск НБМТ теперь «ориентировочно запланирован на 2020 год».
4. И наконец, четвертым элементом выступают правила по сервису медоборудования. Расходы на сервис медоборудования государственных медучреждений демонстрируют сильный рост. Так, за 2017 год они выросли на 67% до более чем $20 млн в год. При этом относительный показатель – Коэффициент затрат на обслуживание (КЗО – COSR – Cost of Service Ratio) превышает зарубежные показатели в 3-5 раз[4]! В декабре 2018 года Минздрав внес поправки в «Правила осуществления сервисного обслуживания медицинской техники в РК[5]», согласно которым медоборудование классов 3, 2А и 2Б могут ремонтировать лишь авторизованные от производителей медоборудования компании. Однако это грозит дальнейшим ростом расходов медорганизаций на данные услуги. Как отмечают международные эксперты, услуги сервисных центров производителей медоборудования примерно на 20% выше стоимости услуг сторонних центров и на 50% собственных сервисных служб. Как следствие, можно ожидать рост расходов на 20-50% и другие проблемы. Кроме того, очевидно, что сократится количество сервисных компаний и специалистов, которые физически смогут осуществлять ремонт, что приведет к росту простоя оборудования. И наконец, нет гарантии, что представитель завода-изготовителя или компании с письменным разрешением не ошибется и не испортит оборудование.

Таким образом, можно констатировать по всем направлениям «де-факто» провальную ситуацию, что требует изменения стратегии.
  Что делать?
            Можно выделить следующие 8 ключевых направлений:
  1. Очевидно, что идея централизованного финансирования закупок медтехники провалилась. Как отмечено выше, проблема в том, что себестоимость услуг у госоператора – КМТ просто огромна, мультипликатор средств отрицательный и быстро нарастает, а после передачи под управление частному инвестору КМТ просто прекратила финансирование лизинга. И в целом, если посмотреть на деятельность КМТ за период с момента создания, то доля КМТ на рынке лизинга для медорганизаций не превышала 6% (таблица 1). На этом основании можно констатировать, что частные компании прекрасно сами финансируют лизинг медтехники, и в специализированной государственной лизинговой компании нет необходимости. Минздрав сообщает, что 3 июля текущего года Комитет государственного имущества и МФ РК планирует проведение отчетной встречи с АО «КазМедТех» по результатам деятельности за год, по итогам которой будет принято соответствующее решение. Будем надеяться, что представители Минздрава отнесутся к нему со всей ответственностью.
  2. За последний год в КМТ уже третий председатель правления, но очевидно, что они выполняют волю частного инвестора, который не желает или не может изменить текущую ситуацию. В этой связи логично, как мы и предлагали в прошлом году[6], ликвидировать КМТ – неосвоенные средства (т.е. размещаемые на депозиты или ценные бумаги) и текущий лизинговый портфель передать другим государственным фининститутам (например, ФРП «Даму») или частным лизинговым компаниям, для получения хотя бы позитивного мультипликатора государственных средств, и/или перенаправления неосвоенных средств на решение более актуальных вопросов системы здравоохранения (строительство жилья для медработников, страхование их ответственности (в виде вклада в уставный капитал фонда) и др.
  3. Также очевидно, что абсолютно нелогично пытаться воссоздать «централизованного закупщика медоборудования» теперь уже на базе СКФ. На фоне все большей хозяйственной самостоятельности государственных медучреждений и низкой эффективности квазигосударственного сектора мы получим повторение печальной истории с КМТ, возможно, с еще большей стоимостью потерь для общества и государства. В части Национальной базы медицинской техники можно отметить три ключевых момента. 
  4. Прежде всего, хотелось бы отметить, что согласно ответу Минздрава «На сегодняшний день совместно с компанией ТОО «Сименс Здравоохранение» на базе Первой городской больницы г. Нур-Султан проведен пилот по проверке возможности удаленной передачи данных с оборудования МРТ», с одной стороны, реализация онлайн-мониторинга в НБМТ достаточно логична, а с другой – бессмысленна. Дело в том, что сейчас бурно развиваются медицинские информационные системы (МИС-ы), и следующим этапом станет прямая передача данных с медоборудования в МИС-ы. Речь идет о функционале PACS – Picture Archiving and Communication System – Система архивации и передачи изображений для работы с медицинскими изображениями, как рентгеновские снимки, электрокардиограммы, УЗИ, магнитно-резонансные томографии (МРТ) и другие[7]. Кроме того, в этом году ожидается интеграция МИС-ов с Платформой интероперабельности МЗ РК (далее Платформа), что позволит видеть «живые» данные по проведенным услугам на медоборудовании. В этих условиях нет смысла тратить госсредства на развитие того же функционала, что будет и в МИС-ах (за счет частных инвестиций) и Платформе, на которую уже затрачено несколько десятков миллионов долларов госсредств. В НБМТ достаточно, чтобы была передача данных о работе медоборудования, а не собственно изображения, что относится к функционалу PACS. Ведь если передавать изображения в параллельные системы – Платформу и НБМТ, то, учитывая скорость интернета в госмедучреждениях, он будет просто «висеть», не давая нормально работать остальным системам. 
  5. Другим аспектом выступает необходимость включения в НБМТ и данных частных медучреждений. Согласно нашим исследованиям[8], в госмедучреждениях общее количество медтехники составляет 0,5 млн единиц, из которых по 185 тыс. единицам заключены договоры сервисного обслуживания с внешними компаниями, т.е. их можно оценить как наиболее сложную часть. С учетом того, что на частный сектор приходится примерно ¼ всего рынка (в тенге, сотрудниках и т.д.), то общее количество медтехники в Казахстане можно оценить примерно в 625 тыс. единиц, из которых 230 тыс. единиц можно оценить как сложное оборудование. Эта информация очень важна, чтобы более рационально размещать медтехнику в стране с точки зрения обеспечения нормальной загрузки медоборудования как от платных пациентов, так и от пациентов по ГОБМП / ФОСМС.
  6. Также логичным было бы включение в НБМТ данных о стоимости оборудования, что позволит решить вопрос с экспертизами, требуемыми при закупках медтехники – ОТХ и КТО, т.к. они предполагают сверку с базой данных по закупаемой медтехнике, которую сейчас ведет АО «Казмедтех».
  7. И наконец, необходимы изменения спорных требований по сервисному обслуживанию медицинской техники в части наличия документально подтвержденной аккредитации от завода-изготовителя сервисной компании. Очевидно, что риск порчи оборудования из-за ошибок специалистов-ремонтников логичнее решать через введение страхования профессиональной ответственности сервисных организаций по ремонту медоборудования вместо или параллельно с сертификатами от производителей медоборудования. Это позволит поддерживать здоровый уровень конкуренции между сервисными компаниями и не допускать роста простоев оборудования из-за того, что не хватает специалистов и они не могут быстро добраться ввиду больших размеров нашей страны и проблем с транспортной инфраструктурой.
  8. Другим вариантом выступает тот факт, что на качество сервисного обслуживания в большей степени оказывает политика по закупке поставщика сервисных услуг – когда выбирают по критерию самого дешевого, чаще возникают проблемы. В этой связи, логичнее проработать вопрос в этом направлении – изменении правил закупок услуг сервисных компаний.
В целом, очевидно, что Минздраву, раз он так стремится регулировать рынок медтехники и все, что с ним связано, надо наладить нормальную статистику и аналитику по данному рынку. Ведь ситуация, когда, как уже говорилось, несмотря на наличие целого ряда собственных департаментов и других подразделений, в Минздраве нет данных хотя бы по объему закупок медтехники госмедучреждениями, не говоря уже о более сложных вещах, что очень странно. Ведь на содержание подразделений и организаций ежегодно тратятся сотни миллионов, если не миллиардов, государственных средств. Но что еще хуже, не имея даже элементарных объективных данных, Минздрав все-таки принимает различные правила для медорганизаций, слабо представляя, какие неоправданные финансовые и прочие убытки это принесет отрасли.
  


В заключение хотелось бы отметить, что наш анализ выявляет серьезные управленческие проблемы в столь важной сфере, как медтехника. Речь идет о очень низком качестве менеджмента на уровне регуляторов рынка, не говоря уже о региональном уровне или собственно медучреждений. Раньше это было нормально, но сейчас времена уже изменились, и менеджерам здравоохранения, если они хотят ими остаться, надо быстро повышать качество своей работы.



[1] «Медтехника и госполитика: смена инструментов». М Каирленов, к.э.н. Улагатты медицина, №3 (19) май-июнь 2018.
[2] «О лизинговой деятельности в Республике Казахстан» за 2017-2018 гг. КС МНЭ РК.
[3] «Стратегия развития ТОО «СК-ФАРМАЦИЯ» на 2017–2021 годы», http://sk-pharmacy.kz/rus/about/strategicheskie_napravleniya/
[4] «Сервисные услуги по медоборудованию: начало пути?». М Каирленов, к.э.н. УМ, №4 (20) июль-август 2018.
[5] Приказ МЗ РК №427 от 29.05.2015 г. с поправками от 24.12.2018 г.
[6] «Медтехника и госполитика: смена инструментов». М Каирленов к.э.н. Улагатты медицина, №3 (19) май-июнь 2018.
[7] «Обещанного три года ждут или рынок МИС-ов 2019». М Каирленов, к.э.н., Н Бектембаев. УМ, №1 (23) январь-февраль 2019.
[8] «Рынок медтехники 2017: бурный рост без устойчивых лидеров». Н. Бектембаев, А Болатбекулы, Б. Рахимбеков. УМ, №3 (19) май-июнь 2018. «Сервисные услуги по медоборудованию: начало пути?». М. Каирленов, к.э.н. УМ, №4 (20) июль-август 2018.


Оценить:

  • Актуальность
  • Глубина

Похожие статьи

1. «Агентская проблема» или корпоративное управление
2. Турецкий прорыв
3. Турецкая карта медицинских реформ
4. Взгляд с двух сторон
5. Больницу на фондовую биржу: кто быстрее?


Комментарии

0 пользователей оставили 0 комментариев