«Для менеджеров, предпринимателей и инвесторов в медицине»

Новый министр, не забудьте пациента!

28.02.2022

1470

Марат Каирленов, к.э.н.

Новый год ознаменовался для страны и отрасли «январскими событиями» и новым министром здравоохранения - Гиният Ажар. Рассматривая первые публичные шаги нового министра логично обозначить опасность «ловушки восприятия»…

Рассматривая особенности должности министра здравоохранения нашей страны можно отметить, что ему приходится балансировать между различными стейкхолдерами, ключевыми из которых выступают 3 группы (см. рис. 1):

1. Прежде всего речь идет о самой влиятельной группе, во всяком случае до недавнего времени, крупных бизнесменов, имеющих особые связи с властью – олигархах. Именно к влиянию данной группы относили очень «странные» и даже вредные для развития отрасли, и в целом для здоровья нации, проекты по строительству 22 гигантских многопрофильных больниц по «космическим» ценам на условиях государственно-частного партнерства (ГЧП, т.е. за счет оплаты государством), производства вакцины против Ковид 19 и др. В настоящее время очевидно, что влияние данной группы на министра и власть в целом существенно ослабло, но их лоббистские механизмы отработаны и, можно предположить, что пока просто несколько приостановлены.

2. Вторая группа стейкхолдеров – медицинское сообщество, до недавнего времени занимавшее вторые позиции по влиятельности на министров здравоохранения, может быть разделено на две или даже три группы. С одной стороны, это работники государственных медорганизаций, но здесь, зачастую, надо четко разделять интересы руководителей медорганизаций и остальных сотрудников. Например, эксперты отмечают определенное нарастание интереса руководителей госмедорганизаций к приватизации своих учреждений в партнерстве с частными инвесторами. В целом, на государственный сегмент приходится примерно 2/3 оказываемых медуслуг в стране, но их доля все более существенно снижается.

Впрочем вполне вероятно, что без усиленной «поддержки» минздрава в виде «странных приказов[1]», доля государственного сектора еще более ускорит свое снижение и мы увидим его долю на уровне 50% уже в течении года-двух. В целом, можно отметить постепенное снижение значимости и влияния государственных медорганизаций на минздрав.

В случае с частными медорганизациями, без учета олигархических структур, ожидаемо нарастание их возможностей по влиянию на министра. Объем услуг частного сектора приближается к $2 млрд. в год и, как отмечено выше, доля рынка уже сопоставима с госсектором.

3. И наконец, третьей группой влияния выступают собственно пациенты, которых можно разделить на две группы: организованную, которая охватывает небольшую часть пациентов, в пациентских организациях, и не организованную часть, которая составляет подавляющую часть пациентов. Причем в силу своей организованности, большее влияние на минздрав имеют пациентские организации, по сравнению с остальной, неорганизованной частью пациентов.

Рассматривая влиятельность основных групп стейкхолдеров в свете «январских событий», можно отметить определенное снижение влиятельности олигархов и усиление позиций медицинского сообщества. Данная точка зрения складывается исходя из оценки последствий первых действий нового министра. В частности, госпожа Гиният, по аналогии с экс-министром Е. Биртановым, объявила о запуске сбора предложений по улучшению работы системы здравоохранения «100 дней – 100 вопросов». В этой связи, можно ожидать, что наибольшее количество предложений и вопросов будет поднято медицинским сообществом, что и определит усиление позиций данной группы. На этом фоне, интересы пациентов, собственно большинства граждан Казахстана, могут оказаться несколько на второстепенных ролях. В условиях общего усиления влияния общества на государственную политику, особенно в свете недавних событий, это было бы большой ошибкой со стороны минздрава.

В этой связи, полагаем будет весьма полезным обратить внимание нового министра на такие системные вопросы системы здравоохранения, имеющих важнейшее значение для восприятия работы минздрава в глазах широких слоев казахстанского общества, как качество медуслуг и в том числе – борьбы с очередями в медорганизациях, оказывающих услуги в рамках Гарантированного объема бесплатной медпомощи (ГОБМП) и/или Обязательного социального медстрахования (ОСМС).

В части повышения качества медуслуг очевидно, что логично было бы переходить к прямым опросам пациентов в оценке качества медуслуг. Причем логично:
- опрашивать не сразу, когда пациент вышел из больницы, а, например, через пару недель, чтобы пациент мог оценить – правильный ли диагноз / лечение ему были назначены или выполнены медицинские манипуляции. Ситуация, когда в медорганизации вежливые и отзывчивые медработники, безо всяких очередей, назначают неверные диагнозы или лечение, не позволяет оценивать эти медуслуги как качественные. От слова «совсем»;
- другой важный аспект - это многогранность понятия качества медуслуги. Ведь качественные медуслуги -  это когда пациенту оказано адекватное лечение, ему не пришлось ждать в очереди, тем более с угрозой внутрибольничных заражений, хорошее состояние и наличие инфраструктуры (здание, медоборудование и др.) и отзывчивость персонала медорганизации. Поэтому опросники должны включать все выше обозначенные факторы, чтобы можно было предметно работать над улучшениями.

В части решения проблемы очередей в медорганизациях наш анализ показывает необходимость решений как на системном (вопросы МЗ РК и областных управлений здравоохранения), так и операционном (в основном менеджмент медорганизаций и областных управлений здравоохранения) уровнях (см. рис. 1).

В этой связи, со стороны Минздрава логичным шагом был бы запуск проектов, направленных на повышение качества медуслуг и в том числе борьбе с очередями. На начальном этапе это может быть внедрение опросов населения и регулярная публикация их результатов в открытых источниках (ведь у пациентов есть право на свободное прикрепление), а затем «привязка» оплаты к качеству оказываемых услуг. По борьбе с очередями актуальным было бы опробировать варианты с записью не на календарный месяц, а без ограничений, чтобы понять размер проблемы, запуск проектов по внедрению и расширению использования Систем поддержки принятия клинических решений (СППКР), предлагающих варианты диагнозов на основе заявленных ощущений, внешних признаков и объективных данных (анализы и др.) пациента, что наряду с внесением изменений в протокола лечений, позволит сократить потребности в визитах к узким специалистам и сократит очереди. Также большой потенциал в использовании возможностей телемедицины. Подобные шаги были бы хорошо восприняты руководством страны, поскольку ведут к снижению социальной напряженности в стране и обществе в целом, так как определяют повышение качества жизни наших сограждан.

В целом очевидно, что отечественному здравоохранению надо будет работать в «эпоху перемен». С одной стороны, наше общество вступает в новый этап, когда «непротекаемых крыш» уже нет и влияние общества будет нарастать. С другой, мы приходим к ситуации паритета долей рынка государственных и частных игроков. Все это означает изменение менеджмента в отрасли со стороны минздрава, что очень непросто, и требует адекватного «понимания и слышания» не только самых «близких и/или громких», но и «молчаливого» и все более значимого большинства - пациентов.  Для гармоничного развития общества важно, чтобы новый министр четко понимал, что вопросы между государственными и частными медорганизациями, олигархами, малым и средним бизнесом это, безусловно, важные вопросы, но это внутриотраслевые дела. А между тем, позиции отрасли в глазах всего общества определяет качество медуслуг, а значит и их особую приоритетность.  


[1] «Лейла Даирбаева - … Мы, де-факто, являемся региональным неврологическим центром…», М Каирленов, к.э.н., «Улагатты медицина», №1 (36) январь-февраль 2021 г.

Оценить:

  • Актуальность
  • Глубина

Похожие статьи

1. ОСМС: запускаемся!
2. «Пентограмма» для отрасли от Елжана Биртанова
3. Франшиза КДЛ «ОЛИМП»: 2020
4. Заседание комиссии по цифровизации в здравоохранении: хранилище, платформа и требования к МИС-ам
5. Неравенство в здравоохранении или политика сокрытия реальных данных


Комментарии

0 пользователей оставили 0 комментариев