«Для менеджеров, предпринимателей и инвесторов в медицине»

КДЛ «Олимп»: самые лучшие европейские технологии для людей всего СНГ!

28.02.2022

1670

Марат Каирленов, к.э.н.

Начало текущего года ознаменовалось 15-летним юбилеем сети клинико-диагностических лабораторий ОЛИМП. О трендах в развитии лабораторного бизнеса и пациентах, уроках январских событий, ожиданиях от нового министра здравоохранения и многом другом мы беседуем с генеральным директором КДЛ ОЛИМП Ерланом Сулейменовым.

Каковы итоги работы КДЛ ОЛИМП и лабрынка за 2021 год?

В целом мы динамично развиваемся. Количество выполненных лабораторных тестов по результатам 2021 года выросло на 42% по сравнению с предыдущим годом или до 34 млн. тестов, т.е. мы выполняем в среднем свыше 90 тысяч тестов в день, включая выходные и праздничные дни!
Пандемия поставила перед нашей страной и лабораторной службой в частности новые задачи, которые нужно было решать очень быстро. И мы постарались, и внесли свой существенный вклад. Так, в 2020 году открыли 17 ПЦР-лабораторий, сейчас их уже 18, чтобы своевременно оказывать необходимые лабораторные услуги. Это не только непосредственно тесты на наличие коронавируса, в основном ПЦР-тесты, но и те анализы, которые необходимы во время лечения, так называемые маркеры воспаления, цитокинового шторма и тромбообразования, которые отражают тяжесть состояния и эффективность терапии. Уже известно, что у 70% пациентов, перенесших коронавирусную инфекцию, развивается постковидный синдром или Long Covid, который также требует мониторинга определенных показателей как минимум в течение полугода. Также вырос спрос на тесты, связанные с аллергией на вакцины, чтобы понять, как ваш организм отреагирует на прививку. Также пациентов интересует наличие антител в организме и их уровень как показания к вакцинации или ревакцинации.

А какие «нековидные» направления лабораторных исследований вы развиваете?

Их достаточно много. В целом, в настоящее время мы выполняем порядка 3 тысяч видов исследований, что соответствует уровню хороших европейских лабораторий. Чтобы развиваться дальше мы идем от повседневных рутинных тестов к тестам, которые реже используются в клинической практике, но позволяют проводить профилактические обследования пациентов и нацелены на персонификацию лечения. Приведу основные.

Одно из направлений, которое развиваем - хроматографические исследования. На сегодня мы участвуем в пилотном проекте по НБО (наследственные болезни обмена веществ у новорожденных – прим. ред.). Существуют редкие генетические заболевания, которые приводят к дефекту того или иного фермента в организме ребенка и, соответственно, накоплению определенных веществ с токсичным действием на центральную нервную, сердечно-сосудистую системы, печень, почки и т.д. Такие дети отстают в развитии, у некоторых наблюдаются признаки аутизма, судороги, неподдающиеся терапии и т.д. Дети длительное время остаются без диагноза, а им нужно просто скорректировать диету, исключить некоторые продукты питания. Если, конечно, вовремя выявить отклонения.

Кроме того, с помощью метода хроматографии мы будем шире исследовать гормоны надпочечников, половые гормоны и те, которые регулируют наше настроение: дофамин, адреналин, норадреналин и др. Хроматография позволяет измерять очень небольшие концентрации и определять те уровни гормонов, которые ранее были недоступны при использовании автоматических анализаторов классического типа. Это очень сложная методика, требующая дорогого оборудования и специалистов высокой квалификации. Но тем не менее мы решили реализовать этот проект, потому что есть большой спрос на данные исследования. Как показывает практика, для запуска одной методики требуется минимум полгода.

Другое направление, которое мы развиваем, это генетические исследования. Особенно это актуально в онкологии. Мы начинаем внедрять методики и тесты, которые позволяют подбирать точную химиотерапию для конкретного пациента. Это так называемый таргетный подбор химиопрепаратов. В онкогенетике есть два направления: профилактическое, исследующее предрасположенность к развитию опухолей различных органов и подбор таргетных препаратов, к которым чувствительны уже обнаруженные опухоли. Таким образом подбирается максимально эффективный вариант для лечения каждого пациента. Это персонифицированная медицина, которая получает все большее развитие при проведении не только научных разработок, но и в практической медицине.

Все эти направления позволят нам выйти на новый уровень – уже продвинутых европейских лабораторий, выполняющих по 5-7 тыс. видов лабораторных исследований. Чтобы соответствовать этому уровню, мы активно автоматизируем производственные процессы и использование человеческих ресурсов сводится к минимуму. Траковые системы, позволяющие автоматически распределять и подавать пробирки на анализаторы, благополучно инсталлированы в Атырау, в ближайшее время в Алмате и столице. В этом году в еще пяти лабораториях процессы будут автоматизированы либо через траковые системы, либо через автоматические сортировщики. Это ускоряет время получения результатов анализов и минимизирует человеческий фактор и связанные с ним ошибки. У нас появились новые прямые контракты с известными гигантами лабораторной медицины. Мы напрямую покупаем оборудование у Verifone (США), SYSMEX (Япония) и др.

Также можно отметить, что мы заходим в такие направления как экология и пищевая безопасность. Речь идет об измерении токсических веществ тяжелых металлов, таких как ртуть, цинк, радиоактивные элементы, пестициды как в окружающей среде, так и в продуктах питания. Кроме того, внедряем методику определения более 3000 наркотических веществ. Последнее особенно актуально для родителей, которые получат возможность обследовать своих детей-подростков на предмет употребления ими наркотических веществ.